Fomin - News

    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    
    



    
ФОМІН
Ігор Юрійович
Адвокат є другом, радником людини, яка за його щирим переконанням невинна взагалі, чи не на стільки і не у тому, в чому її звинувачують.
А. Ф. Коні
Новини
Игорь Фомин: государство – это параллельная юридическая реальность. Есть только люди и их поступки
12.05.2019
Игоря Фомина смело можно назвать корифеем украинской адвокатуры. Сегодня он один из немногих публично известных адвокатов, который успешно практиковал и в советские времена, и в период становления независимой Украины, пережил вместе с судебной системой нашей молодой страны все ее боли и достижения, отлично знает ее пороки и достоинства. Он постоянно конкурировал в уголовных процессах, стоял у истоков становления украинской системы правосудия. Важна ясность мысли, которая нам дарит точность слова, – уверен юрист, и, чем проще форма ее изложения, тем качественнее результат работы адвоката. Фирменный стиль Игоря Фомина – остроумные сравнения и умение объяснять сложные вещи простыми словами.

Украина выбрала нового президента. Можно ли утверждать, что теперь верховенство права становится аксиомой?

Зеленский становится президентом Украины на волне романтических настроений ее граждан, поэтому, конечно, хочется верить в хорошее. Подкупает его искренность. Но он не один будет управлять страной. Натура же человеческая корыстна. Реальность показывает, что при столкновении интересов, в большинстве случаев, личные побеждают общественные. Когда человек получает какой-то объем привилегий, нужно иметь очень сильный характер, чтобы не использовать их в свою пользу. Я не хочу сказать, что так будет, но опыт учит, что риски есть. Дела и слова. Все политики говорят, что мы горим душой и хотим жить в нормальном обществе. А дела покажут. Королей определяет свита. Я надеюсь, что президент – человек умный. Мне нравится, что он работает с одними и теми же людьми много лет. У него есть команда, с которой он строил свой бизнес, которая успешна, поддерживает и его взгляды на жизнь, и его ценности. Надеюсь, свой позитивный жизненный опыт он распространит и на систему государственного управления. Конечно, все это намного сложнее.

Политики прячутся за штампованными фразами. К примеру, «политика – грязное дело». Я уверен, нет грязной политики, есть политики, которые пользуются грязными методами. Человеку очень удобно прятать свои неприглядные поступки за абстрактными терминами. Технологи, формирующие общественное восприятие, так используют свойства человеческого мозга. Мы часто слышим: государство мне должно или я буду требовать у государства.

Я всякий раз говорю: «Нельзя требовать или судиться с государством». У него ведь нет ни рук, ни ног, ни головы. Нельзя привлечь к уголовной ответственности фирмы. От имени фирмы работает и принимает решения человек. Да и тюрьмы для нее не построишь. Это способность человеческого ума и воображения – создавать иллюзорные юридические конструкции и наделять их способностями живого существа.

В праве есть только люди и их поступки по отношению друг к другу. Можно ли совершить преступление, если вы один на необитаемом острове? Например, вы убили животное из Красной книги. Но будет ли этот поступок в этом месте преступлением? Нет. Преступление – это грани и границы только в отношениях людей, это их запретные поступки.

Государство – это прежде всего территория. На ней действует право. Право – это ограничения человека, которые возникли исторически из морали и силой государственного насилия превращены в закон. Не убей, не изнасилуй, не укради, к примеру. Здесь каждый лично и все мы вместе пытаемся защититься. Потому что не только человек, лично потерпевший, защищает свое право, но и все остальные граждане тоже должны его защитить, хотя трагедия или проблема не коснулась их лично. Это общественный интерес. Личный интерес в криминальном праве – это интерес человека, которого привлекают к ответственности. Этот человек не должен отвечать за то, что он не делал, а мера наказания должна быть адекватна его вине. Это и есть наше правосудие.

Часто говорят о том (в том числе и многие юристы), что для раскрытия резонансных дел не хватает политической воли. Как вы считаете, будет ли сейчас политическая воля?

Политическая воля – это тоже абстрактное понятие. Чьей политической воли не хватило? На сегодня наиболее резонансные в Украине дела – это убийства на Майдане. Я не верю, что Президент Порошенко не хотел, чтобы раскрыли эти преступления, – это повысило бы его рейтинг политика. Наверное, все кто были у власти последние пару лет, здесь заинтересованы в позитивных результатах. Создано целое следственное управление. Там работают сотни, им помогают тысячи людей. Работают пять лет – и ничего не сделали. Я уверен, что руководство Генеральной прокуратуры было бы счастливо отрапортовать народу Украины, что оно выполнило свою функцию и раскрыло особо тяжкое преступление. Это ведь по сути – казнь невинных людей посреди Киева. Поэтому я не верю в политическое нежелание. Я думаю, эти люди просто не справляются с тем, что они должны делать.

Почему? Мое мнение. Кадры в течение долгого периода подбирались по особому принципу. Никому не удобен умный человек со своей точкой зрения, который реально будет говорить, что было, а чего не было. А заказы?! Всем были выгодны приспособленцы. Людей, имевших свою точку зрения, вычистили, потому что с ними сложно работать. А оставались во многом конформисты, имевшие право только рапортовать. Фраза «дело шьет» для меня очень образна. Приспособленцам неважно, что было на самом деле, кто, когда, как совершал реальное преступление. Им важно отрапортовать: «Вот мы допросили сто свидетелей, провели 15 экспертиз. У нас 1,5 тысячи томов». Я всегда смеюсь над этим. Что можно толкового собрать в 1,5 тысячи томов? Это же чистая фикция. «Сшили дело».

Но такое поощряется. А потом приходит следующая политическая власть и ей комфортно работать с этими «профессионалами». Размести заказ – получи результат. Посмотрите последние решения судов по Приватбанку. Они еще не успели прийти, а чиновники уже развернулись и сманеврировали в нужную возможному хозяину сторону. И стали «друзьями» новых друзей. Вот это самая большая сложность, а не наличие абстрактной политической воли. Нельзя говорить, что все в системе плохие. Но необходимо обладать мастерством руководить. Уметь нейтрализовать негатив и стимулировать позитив. Выращивать новые кадры можно, но это долго и сложно. Наверное, сейчас нужно работать с людьми, которые есть, продумать и поставить фильтры, но для этого должно быть желание.

Еще. Следует понимать: чтобы построить правильную систему правосудия, мы должны уважать судей. Нужно выставить им определенные границы и, если они переходят эти границы, виновных наказывать, но не унижать. Я знаю в их среде очень много принципиальных людей. А вот из новых появились и просто удивительные кадры – их нельзя было и близко подпускать к правосудию. Не в обиду всем теоретикам и ученым, но люди, никогда не практиковавшие в судах, не должны быть судьями. Я считаю, чтобы стать судьей, нужно сначала пройти практику адвоката, прокурора, нужно быть стороной в уголовном процессе. Будущий судья должен знать и испытать на себе, как эта машина работает, а не просто читать лекции студентам и придумывать несуществующие задачи. Нужны специализированные лоу скул. Идеально было бы учить там и обвинителей и защитников вместе. Потому что в жизни они могут легко поменяться местами.

Дело Одесского аэропорта. Складывается впечатление, что это противостояние ГПУ против НАБУ. В чем суть конфликта?

Это яркий пример.

У нас создан новый «красивый» орган – НАБУ. Его сила – это общественная поддержка. Люди устали жить в коррумпированном обществе. Мне, как адвокату, во многом этот орган симпатичен. Он имеет позитивные и негативные составляющие. Позитив – они не берут взяток. Почему я так уверенно говорю? Потому что юридический круг узок. Хотя дают и берут деньги один на один, все равно или поздно узнают об этом. Как это происходит? Просто спрашивают: «В НАБУ надо вопрос порешать. Ты знаешь кого-то, кто поможет?» Тебе ответят, что такой-то Вася все порешает. Вот и протоптана дорожка, светятся фонарики. Поэтому говорю относительно уверенно. Другое дело – методы работы и профессионализм. Профессионализм из воздуха не возьмется, а результат обществу подавай сейчас. И вот тут действительно возникают проблемы. Методы применяются безобразные. Судей заманивают и запугивают. Заманивают карьерой и защитой, запугивают уголовным преследованием. Правом тут и не пахнет.

Теперь по Одесскому аэропорту. Родилась у детективов какая-то версия. Но так вышло, что она не живая. Реализовать расследование не выходит, а признать это и согласиться страшно. Не поймут. Тут НАБУ и САП начинают не бороться, а работать на коррупцию. Почему я так говорю?

Якобы в государственных интересах, наплевав на Конституцию, создано предприятие АРМА (Національне агентство України з питань виявлення, розшуку та управління активами, одержаними від корупційних та інших злочинів).

Тут необходимо небольшое отступление в историю. После марксистской революции 1917 года для перераспределения материальных благ у граждан родилась знаменитая экспроприация – «грабь награбленное». Все помнят яркого булгаковского Швондера, мечтавшего оттяпать у профессора Преображенского несколько комнат. Но прямому грабежу, чем практически являлась экспроприация, коммунистической власти нужно было придать вид законной финансовой операции. Так в уголовных преступлениях родилось дополнительное наказание: конфискация. То есть, если человек признан виновным в корыстном преступлении, помимо нескольких лет тюрьмы у него еще и в придачу забирали все имущество.

После революции 2014 года в Украине родилось много виновных и виноватых. Но проблемка. Приговоров то в отношении их нет, расследовать долго, кто-то не хочет, а кто-то не умеет. Популисты нуждались в немедленных результатах. И покатились мы в ее величество страну беззакония. Сначала родили спецконфискацию. То есть ты еще не виновен, но уже наказан узаконенным ограблением. Разберемся и, если что, вернем половину, потом, если ты захочешь. И снова здравствуйте, Шариковы и Швондеры.

Но этого показалось мало. Тогда и родилась АРМА. С этой фирмой даже подозреваемых не нужно. Грабят уже не человека, а компании. Сюжет простой. Зарегистрировали производство по коррупционной статье – и забирай, что хочешь у кого хочешь. Собственник знать не знает, когда в Соломенском районе Киева судья нагло отбирает его имущество. Нет не только признанных приговором суда виновных, но даже подозреваемых детективами в преступлении. Это уже снова экспроприация. Суды коммунистической диктатуры со своей конфискацией кажутся идеалом законности и защиты прав человека.

Если человек признан виновным в преступлении и этим преступлением причинен какой-то ущерб, естественно, он за счет этого человека должен быть возмещен, компенсирован и в материальном, и моральном плане.

В Конституции Украины определено, что право собственности священно. А согласно ст. 23 Хозяйственного кодекса Украины органы не имеют права вмешиваться в хозяйственную деятельность.

Несложно понять, что такое «вещественное доказательство». Это вещь, которая что-то доказывает. Самый простой пример – нож со следами крови, пуля, гильза, найденная на месте преступления. Соломенский судья в соучастии с детективами НАБУ и прокурорами САП признает вещественными доказательствами корпоративные права. Тупому понятно, что право – это не вещь. И все же. Так происходит в деле с Одесским аэропортом. Не хочется рассказывать детали, но очевидно, что к расследованию преступлений, чем должны заниматься НАБУ и САП, эти действия никакого отношения не имеют. И вот реальность. Горе-борцы с коррупцией забирают у собственника аэропорт. Он еще заложен под крупный кредит в государственном банке. Актив попадает в руки к чиновникам, которые будут «эффективно управлять». Сложно понять, в чью пользу будет их эффективность? Собственника – нет, народа Украины – нет! Чиновника-управленца – да! Что сотворили борцы с коррупцией? Родили новую коррупционную составляющую. Результат в случае их победы очевиден.

Вы избраны в Высший совет правосудия. Как вы оцениваете работу судейского корпуса в целом?

Судьи – это люди. Они все разные. Оценка работы суда как ветви государственной системы управления дается гражданами. Это доверие к его решениям. Такого доверия украинский суд сегодня не имеет. Причины разные, и они лежат не только и не столько внутри судебной системы.

Такого доверия украинский суд сегодня не имеет. Причины разные, и они лежат не только и не столько внутри судебной системы. Нельзя требовать от судьи невозможного. Он постоянно находится под давлением. Административное давление власти, финансовые соблазны сторон, жаждущих победы, общественное давление, в том числе прессы, критиканов, борцов с коррупцией, которые на этой борьбе создают себе имя, отстаивают какие-то интересы и зарабатывают на жизнь. Все давят на судей – да, они как-то маневрируют.

Быть справедливым судьей очень тяжело – он просто не востребован, как и умный объективный детектив или следователь.

У вас большой опыт в адвокатуре. Расскажите о самом непростом периоде.

Наверное, времена когда развалился Советский Союз. В молодой Украинской республике не было сформированных институтов власти. Необходимо было создавать все: и банковскую систему, и систему правосудия, все институты управления государством. В этот смутный период процветал бандитизм. Все споры решались не в судах, а на улицах и стадионах. Банды, наезды, территории… Это дикое время и разорвало преемственность поколений в адвокатуре.

Мне повезло. Я учился у блестящих адвокатов, участвовал во многих процессах, когда адвокаты в тяжелое советское время отстаивали невиновность людей. Я смотрел на их приемы, способы защиты, это воспитывало во мне уважение и любовь к профессии. Никто не продавал адвокатские мандаты. На трехмиллионный город Киев было всего 500 адвокатов. Это была правовая элита. Без соответствующих знаний и квалификации попасть в их число было просто невозможно. Сегодня в Киеве и Киевской области зарегистрировано где-то 10 тысяч адвокатов. Колоссальная конкуренция, колоссальное количество людей, которые вошли в профессию, но не учились ей. Многие коллеги сами совершенствуются, читают литературу, посещают семинары, для других это просто бизнес: зарабатывание денег – и все.

Приток каких дел следует ожидать в этом году?

Наше общество на все реагирует одинаково, ему все равно – пожары, потопы или скандалы. Реакция одна: заявить в публичном поле, что возбуждено уголовное дело.

Самое удивительное, что во всех случаях это неправда. У нас давно нет такой процедуры – возбуждение уголовного дела. Так было в старом уголовно-процессуальном кодексе – следователь, изучив материалы, выносил постановление о возбуждении уголовного дела. Тогда ему необходимо было описать достаточность оснований для принятия такого решения. А сейчас вместо этого реестр входящей корреспонденции (ЕРДР). И вот это сейчас называют «возбудить уголовное дело». Таким способом можно за день «возбудить», а реально внести запись о сотнях придуманных уголовных дел. Поэтому, думаю, снова следует ожидать громких заявлений о «возбуждении» новых уголовных дел.

Текст: Олена Ходос

Фото: надано Оксаною Дем’янець та з архіву Ігоря Фоміна
https://pl.com.ua/ygor-fomyn-gosudarstvo-eo-parallelnaya-yurydycheskaya-realnost-est-tolko-lyudy-y-yh-postupky/
Інші новини
12
травня
Игорь Фомин: государство – это параллельная юридическая реальность. Есть только люди и их поступки
26
червня
ВІДКРИТИЙ ЛИСТ адвоката Ігоря Фоміна до Програмної Ради “Громадського телебачення” (“Hromadske”), донорів проекту “Hromadske”, Комісії з журналістської етики, ГО “Детектор-медіа”, інтернет-видання “Телекритика”, всієї журналістської спільноти в Україні
26
березня
Синдром Савченко
20
березня
«Правки Лозового»: поголовная амнистия или ручное управление судами?
02
березня
Создание Антикоррупционного суда: юрист указал на недостатки закона
01
березня
Адвокат Игорь Фомин: "Колобов пошел на полиграф и доказал, что не совершал никаких преступлений"
31
січня
Рішення у справі Євгена Корнійчука
16
січня
НАБУ ошиблось. Слишком сладкой была наживка – адвокат Насирова
15
січня
Насирова задержали так же, как Луценко – известный адвокат
13
листопада
Оксана Дитинко виступила з доповіддю на тему «Заочне кримінальне провадження в Україні»
03
листопада
Правоохранительные органы соревнуются по популярности в Facebook
09
жовтня
Лекція в Інституті Міжнародних відносин
15
червня
Проблеми застосування заходів забезпечення безпеки у кримінальному провадженні
15
березня
Обговорення ключових положень проекту змін до Закону України
24
лютого
Круглий стіл на тему: «Порушення прав і гарантій адвокатської діяльності та посягання на безпеку адвокатів як загроза правосуддю»
06
лютого
По иронии судьбы Януковича судят по одному из "Диктаторских законов"
04
лютого
Адвокатура в уголовном процессе. Часть 1
01
лютого
Власть и её вассалы. После приговора Юрия Луценко.
19
січня
После Страсбурга
05
січня
Власть и ее вассалы. Апелляция (начало)
06
жовтня
Власть и ее вассалы. Апелляция, судебное слушание.
22
серпня
Человек без паспорта, или одиннадцать лет в поисках правосудия в Украине. Часть 1.