ФОМІН
Ігор Юрійович
Керуючий партнер адвокатського об`єднання «Фомін і партнери»
Адвокат є другом, радником людини, яка за його щирим переконанням невинна взагалі, чи не на стільки і не у тому, в чому її звинувачують.
А. Ф. Коні
Новини
Адвокатура в уголовном процессе. Часть 1
04.02.2017

Выбор профессии в юности часто зависит от многих составляющих: мнения родителей, престижности профессии и учебного заведения в обществе, романтичного представления о будущей работе и просто его величества случая. Только через годы и десятки проведенных дел можно понять своим ли делом ты занялся, на что ушла и уходит большая часть твоей жизни.

Мыслью о будущей книге я обязан своему отцу - адвокату Фомину Юрию, благодаря которому я стал адвокатом не думая, и не мечтая об этом во времена своей разгильдяйской юности. Сначала отец увлек меня престижностью юридического факультета Киевского государственного университета, потом вечерами когда все ложились спать раскладывал материалы очередного уголовного дела на кухонном столе и звал меня. Никогда не принуждая ни к чему, он советовался со мной, не спеша демонстрируя варианты того как и что возможно сделать. Я гордился собой и увлекался логическими задачами, скрытыми на первый взгляд событиями, бесконечной чередой характеров и поступков. Так, незаметно возникло желание узнать больше, учиться у других овладевая тонкостью публичной профессии адвоката.

Советский университет не искал алмазов в рядах своих студентов. В нем не шлифовались грани молодого пополнения, не было желания учить тонкому искусству словесного фехтования, палитра красок была крайне не многоцветной. Здесь важно было твердо заучить нормы права, порядок их применения и проникнуться глубиной и безупречностью коммунистической идеологии. В результате из отрядов комсомольцев воспитывали передовые подразделения коммунистов, которые стройными колонами направлялись на борьбу с преступностью. Принцип неотвратимости наказания был главным, права человека присутствовали относительно и институт адвокатуры, восстановленный во времена хрущевской оттепели, слабо влиял на принятие судебных решений. Оправдательных приговоров не могло быть априори, поскольку они не вписывались в безупречность и безошибочность решений принимаемых советскими правоохранительными органами. Но как не удивительно конкуренция в процессе присутствовала и понемногу развивалась. Система начала шутить сама с собой. Необходимость твердого соблюдения законов страны укоренялась у большинства в сознании, и судьи начинали вслушиваться в аргументы сторон, отсутствовал принцип личной заинтересованности суда в вынесении незаконных решений практически по всем делам. Основной показатель работы судьи, а соответственно и возможность его карьерного роста состоял в том, что его решения не отменялись в вышестоящих судах, соответственно отвечали требованиям криминального и процессуального закона. Система стимулировала изучение и надлежащее применение законов и подзаконных актов, пленумов, постановлений, решений Верховных Судов страны и республики, пыталась не допустить их двоякого токования и применения. Грамотные и добросовестные адвокаты, и представители значительно облегчали работу судьи, повышали качество приговоров, приобретали авторитет и соответственно влияние на принятие судебных решений. Понимая справедливость и точность позиции адвоката, судья часто смягчал приговор до условного. Этим он сохранял чистоту показателей по отправленным в суд и получившим обвинительный приговор делам. Также суд мог возвратить дело на дополнительное расследование, и в этом случае уголовное преследование часто прекращалось, хотя и по не реабилитирующим основаниям.

Уже тогда, имея стимул к профессиональному росту, я понял однобокую ущербность советского образования. Хотелось научиться раскладывать дело, на полочки выискивая скрытые мотивы и действия, самому собирать доказательства, ведущие к пониманию истинных событий, научиться допрашивать свидетелей, отделяя ложь от правды, выдумку от ошибки рассмотрев и показав это другим участникам процесса и публике в зале.

Я старался вслушиваться в речи опытных коллег, их тактику при допросе, оценку в дебатах. Начал искать литературу, выходящую, за рамки учебников права и процесса и понял, что ее практически нет. Точнее говоря почти не было той литературы, которая смогла бы помочь молодому адвокату и прокурору в получении и оттачивании профессионального мастерства.

Я удивился. Почему? Ведь 70 лет Советской власти пропагандировали всеобщую грамотность как государственную политику. Советский суд провозглашал себя самым гуманным судом в мире. Юридические факультеты были настолько престижны, что поступить туда пытались по 25 абитуриентов на 1 место. Страна была полна докторов права, кандидатов, профессоров академиков и ученых, да и просто талантливых юристов. Сотни тысяч студентов нуждались в освоении избранной профессии. И при этом такая дыра. Может быть только сейчас, через 25 лет работы адвокатом, я пробую в своей книге как то ответить на этот вопрос или, по крайней мере, поделиться своим опытом и рассуждениями с читателем - молодым юристом, судьей, прокурором, адвокатом. Я пытаюсь разделить с ним свои сомнения, желание совершенствоваться, не считаю, свои высказывания истинной, но стараюсь быть максимально искренним и открытым.

До сих пор великие мужи от юриспруденции, или желающие казаться такими, важным аргументом против суда присяжных считают наличие у адвокатов высоких профессиональных способностей и ораторского искусства, которые могут привести судей - представителей народа к непрогнозируемым для них судебным решениям. Страх перед умом и честностью своего народа, желание всех и все контролировать - вот культ посредственности, ползущей к власти и нежелающей с ней расставаться ни при каких условиях. Конкуренция напрягает и утомляет, заставляет учиться и постоянно самосовершенствоваться. Проще ударить ребенка и заставить его делать, что желаешь, чем убедить его в своей точке зрения. Так открыто действует тоталитаризм со своим репрессивным аппаратом и по - фарисейски скрыто пытаются построить то же тоталитарное общество, и в том числе в нем правосудие, молодые "демократии" дико растущие на развалинах Советской империи.

На испуганные попытки власть имущих не допустить, либо максимально ограничить прямое участие народа в осуществлении правосудия хочется ответить словами выдающегося судебного деятеля А.Ф. Кони:

«…Деятели судебного состязания не должны забывать, что суд, в известном отношении, есть школа для народа, из которой, помимо отношения к закону, должны выноситься уроки служения правде и уважения к человеческому достоинству. В огромном числе серьезных дел общество в лице своих представителей – присяжных заседателей не только участвует в решении вопроса о вине и невиновности подсудимого, но и получит назидательные указания. Важное педагогическое значение суда присяжных должно состоять именно в том, чтобы эти люди, оторванные на время от своих обыденных и часто совершенно бесцветных занятий и соединенные у одного общего, глубокого по значению и по налагаемой им нравственной ответственности дела, уносили с собою, растекаясь по своим уголкам, не только возвышающее сознание исполненного долга общественного служения, но облагораживающее воспоминание о правильном отношении к людям и достойном обращении с ними.

Суд присяжных как форма суда заслуживает особого изучения именно с точки зрения нравственных начал, в него вложенных и при посредстве его осуществляемых».

Во многом формированию такой недальновидной психологии государственных управленцев способствовала неимоверная с исторической точки зрения скорость преобразований на территории бывшего СССР. Развал огромной Советской империи принес этот темп социальной перестройки общества. Первичное накопление и дальнейшее перераспределение капиталов в этой исторической обстановке могло произойти и происходило только криминальным или полу - криминальным путем.

Уничтожение старой десятилетиями привитой морали, отсутствие новой, тотальное обнищание населения, откровенный бандитизм, коррупция породили дикий капитализм, захват государственной власти у поколения бывших советских директоров криминальным капиталом и принесли в общество искривление психологии и новые критерии ценностей.

Получив власть, в большинстве своем при этом, испачкав кто лицо, кто руки новые капиталисты начали использовать репрессивный аппарат государства вместо криминальных бригад эпохи 90 -х годов. Власть держащим всегда хочется ограничить в правах других (особенно конкурентов) оставив себя, своих близких, сторонников вне этого поля. «Друзьям все - врагам закон" говорил об этом испанский диктатор генерал Франко.

Но правосудие, составляющее неотъемлемую часть системы управления демократическим обществом, всегда было есть и будет как необходимым инструментом, так и неприятным и раздражающим фактором для власть предержащих. Эта богиня слепа и беспощадна для всех. В этом ее сила и только в этом ее справедливость. Каждый, кто переходит границу установленную законом, чувствует и обязан чувствовать поднимающийся меч в ее руках и жить постоянным страхом ответственности за свои дела и поступки. Это основное правило, отличающее налоговика от вымогателя, милиционера от бандита, солдата от убийцы. Этого ждет от власти народ и в противном случае неизбежно сметает в никуда бездарных правителей и диктаторов - недоучек.

Современная история показывает - ни одна диктатура не продержалась долго. Сегодняшний мир с его безграничным доступом к информации и возможностью сравнить образ жизни и в том числе установленные властью правила и свободы делает неотвратимым поражение государственного устройства построенного на прямом угнетении и лишении прав граждан. Их прямое участие в управлении обществом, и особенно в правосудии есть необходимым условием стабильности и уверенности в завтрашнем дне, правильности системы управления и как следствие гордости за свою, страну и поддержке, а может быть и любви, к справедливой власти.

Особенная значимость правосудия в системе управления государством видится в том, что это то конечное место куда приходят рано или поздно все: и обиженный бедняк и уверенный в безнаказанности управляющий всем и всеми миллионер или миллиардер, униженный окостеневшим безразличием власти человек и проворовавшийся чиновник, к ответственности может быть призван депутат с иммунитетом и его избиратель без такового, мы видим что перед судом предстает и Президент страны и бездомный каждый из которых имеет равные процессуальные права, хочет выиграть свое дело ждет или борется за справедливость в суде.

Само понимание права как ограничений установленных человеком для своих поступков, обеспеченное принудительной силой закона наиболее ярко, с моей точки зрения, воплощено в криминальном законе.

Здесь устанавливается стена между самыми низменными инстинктами человека и их воплощением в жизнь. Здесь человек пытается сохранить свое право жить, защищает свои ценности, образ жизни, здоровье, имущество и др.

Еще в девятнадцатом веке прокурор, затем председатель Санкт-Петербургского окружного суда А.Ф.Кони, выдающийся русский юрист в своей статье «Нравственные начала в уголовном процессе» изложил, может быть как никогда на сегодня актуальные мысли о правосудии:

"Постанавливая свой приговор, судья может ошибаться; но если он хочет быть действительно судьею, а не представителем произвола в ту или другую сторону, он должен основывать свое решение на том, что в данное время ему представляется логически неизбежным и нравственно-обязательным.

…Но опасности, грозящие выработке правильного приговора, могут исходить не только из личных свойств судьи, - они могут лежать вне судьи, влияя пагубным для правосудия образом на спокойствие решения и его независимость от посторонних личных соображений.

…Приказание, идущее от имущих власть, и возможность удалить судью от его дела или вовсе лишить его привычной деятельности и настойчивые, влиятельные просьбы и внушения способны создать в суде постоянную тревогу за свое положение вообще, опасение последствий своего предстоящего решения и страх по поводу уже состоявшегося. К судье следует предъявлять высокие требования не только в смысле знания и умения, но и в смысле характера, но требовать от него героизма невозможно. Отсюда необходимость оградить его от условий, дающих основание к развитию в нем малодушия и вынужденной угодливости.

…Есть, однако, и другой вид воздействия на судью, от которого его должна ограждать не одна несменяемость, но и другие, нравственные условия исполнения долга. Это давление окружающей среды, выражающееся весьма многообразно, чувствительно и вместе неуловимо, создающее около судьи, в его общественной жизни ту атмосферу, которая стремиться властно повлиять на исход его работы по тому или другому отдельному делу или ряду дел. Под видом «общественного» мнения судье указывается иногда лишь на голос «общественной страсти», следовать которому в судебном деле всегда опасно и нередко недостойно. Судья должен стоять выше этого в выполнении своей высокой задачи, основанной не на временных преходящих впечатлениях, а на вечных и неизменных началах правосудия.

…Так называемые судебные «судебные ошибки» далеко не всегда бывают следствием бессознательного заблуждения или несчастного стечения обстоятельств. История знает, помимо явно пристрастных, жестоких и бездоказательных приговоров, постановленных в угоду рассчитанному мщению или политическим страстям, приговоров, горящих на ее страницах, …еще и такие, где в оценке доказательств невольно чувствуется влияние на судей предвзятых мнений окружающей среды.

…Законодательная деятельность в своей вдумчивой и медлительной по самому своему существу работе уподобляется старости… Пестрые явления и новые потребности мимо бегущей жизни обгоняют закон с его тяжелой поступью. Судье легко и извинительно увлечься представлением о том новом, которому следовало бы быть на месте существующего старого, - и в рамки настоящего постараться втиснуть предполагаемые веления желанного будущего.

…С другой стороны, автоматическое применение закона по его буквальному смыслу, причем судья не утруждает себя проникновением в его внутренний смысл, обличающий намерение законодателя, и находит бездушное успокоение в словах – dura lex, sed lex (закон суров, но это закон) - не достойно судьи, хотя, во многих практических случаях, может оказаться для него не только удобным, но и выгодным.»

Поэтому, для того чтобы не допустить ошибочных решений при рассмотрении уголовных дел, необходимо привлечение адвоката и тщательное изучение материалов дела начиная с момента совершения правонарушения. «…Адвокат, значит, призывается к правотворческой деятельности. Он представитель клиента. Клиенту этому дорог только конечный результат: осуществление его личного интереса; правовая сфера для него - только орудие для достижения этой цели. Адвокат преображает конкретный факт и переводит его в правовую сферу, - сферу своеобразную, управляемую особыми законами, недопускающую никаких инородных элементов.

…Итак, адвокат, в силу условий своей деятельности, необходимо является и служителем и творцом права. Это единственная характерная особенность неизменно присуща деятельности адвоката во все времена».

«Являясь представителем общего интереса, а не простым толкователем желаний своего клиента, защитник в уголовном процессе не заменяет, а только дополняет обвиняемого. Его участие не лишает обвиняемого права голоса, не освобождает его от явки. …Защитник является ближайшим помощником своего клиента, обязанным употребить все законные способы, служащие к опровержению обвинения и облегчению участи подсудимого. Он изменит своему долгу, оказывая какую-нибудь помощь обвинению. Отсюда само собою вытекает, что

1) может и должен защищать подсудимого, не стесняясь своим личным мнением о вине или невиновности; его обязанность - приводить исключительно доказательства, вытекающие из дела, а не высказывать свои личные убеждения; 2) защитник может и должен удерживать клиента от таких процессуальных действий, которые могли бы быть вредными для интересов защиты, и возражать перед судом против них; он не может лишь вызывать и поощрять в своем клиенте лживых заявлений; 3) признание со стороны защитника доказательств обвинения, отвергаемых подсудимым, а тем более представление новых доводов в пользу обвинения, было бы грубым нарушением долга и обязанностей защиты.»

При этом при осуществлении защиты большое значение имеют этические моменты деятельности адвоката ввиду различных и сложных отношений со своим клиентом. «Защита есть общественное служение…, защитник должен быть вооружен знанием и глубокой честностью, умеренный в приемах…., независимый в убеждениях, стойкий в своей солидарности с товарищами. Он друг, он советник человека, который, по его искреннему убеждению, не виновен вовсе или вовсе не так и не в том виновен, как и в чем его обвиняют."

К сожалению, в сегодняшней действительности государственные чиновники от права в процессе своего ремесла часто перестали замечать лица людей, так как внешней оценкой их работы стала выработанная в советские времена нелепая статистика. Живые судьбы и трагедии стали для них виртуальными, люди - мелькающими в большем количестве расплывчатыми фигурами - тенями. Отсутствие конкуренции, необходимости в знаниях породили профессиональную безграмотность. Борьба за карьерный рост и материальные блага повседневно порождают угодничество, беспринципность. Нынешний Суд для участников процесса стал местом торга, для обвиняемых - непредсказуемости и страха. Отсутствие контроля за законностью вынесенных судебных решений породило у ряда судей чувство полной безнаказанности и безответственности. Правовое поле зависло над обрывом произвола и развала, общественных правил, морали, справедливости. Право судить предоставленное народом превратилось в право зарабатывать на боли и горе людей, игнорируя всех и все.

Такое положение вещей, по моему глубокому убеждению, не может продержаться долго. Оно противно общественной мысли и общественному духу. Снова и очень быстро возродится угнетаемая сегодня конкурентная среда и понадобятся лучшие для того чтобы в суде отстаивать интересы как человека так и всего народа. Я надеюсь что моя книга поможет этим профессионалам быстрее освоить основы своего дела, может быть подтолкнет их к другим более интересным решениям и способам, по крайней мере не оставит равнодушным к т тому что стало их судьбой - защита нарушенного права.

Стараясь изучить и познать особенности своей профессии я понимал, что весь демократический мир не стоял на месте, в период ленинско - марксистской диктатуры СССР. Конкурентное правосудие развивалось, шли блестящие процессы, росли и делились опытом с молодежью яркие адвокаты и прокуроры. Просто от нас это было закрыто железным занавесом коммунистической идеологии правосудия, а после отсутствием преподавателей, которые знали, прошли и испытали на себе такую школу.

В этой книге я постарался использовать не только свой собственный опыт, но и опыт, рекомендации наиболее близких для нас по духу выдающихся юристов дореволюционной Российской империи. В меру своих сил и возможностей я изучал в доступных публикациях советы, судебные речи английских, американских, французских адвокатов прошлого и современных преподавателей права.

Ощущали гордость за профессию защитника и ее значимость понимали великолепные юристы начала прошлого столетия - эпохи демократических изменений Российской империи:

"В уголовных делах защитник должен составлять противовес обвинителю, а суд является беспристрастным зрителем борьбы между уполномоченным государством – прокурором и адвокатом. Чтобы эта борьба была правильной обе стороны должны находиться в одинаковых условиях и обладать одинаковыми средствами защиты и нападения. »

"Адвокатура служит органом общественного контроля над деятельностью суда. Защищая права тяжущихся, она противодействует злоупотреблениям и пристрастному отношению к делу со стороны судей и следит за правильным отправлением правосудия"

(А.Ф. Кони, П.С. Прохорщиков (П.Сергеич)

Продолжение следует.